Верховный суд Российской Федерации восстановил срок подачи иска, пропущенный работником из-за попытки защитить права вне суда.

Сотрудник не согласился с увольнением и в течение месяца обратился в Государственную инспекцию труда и прокуратуру. Оба ведомства посоветовали ему пойти в суд, однако срок обращения уже был пропущен.

Согласно статье 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Первая и вторая инстанции отказались восстановить срок. Обращение в Государственную инспекцию труда и прокуратуру и ожидание ответа не лишает возможности подать иск вовремя.

Верховный Суд не согласился с таким подходом. Обратившись в ведомства, уволенный правомерно ожидал, что его проблема решится во внесудебном порядке. После получения ответов истец подал заявление в суд в кратчайшее время. Эти обстоятельства говорят об уважительности причин пропуска срока (Определение Верховного суда Российской Федерации от 26.11.2018 № 30-КГ18-4).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации уже рассматривал своевременное обращение в инспекцию труда или прокуратуру как основание восстановить срок подачи иска. Но речь шла о ситуации, когда принято решение о том, что работодатель должен устранить нарушения.

В нынешнем деле подход Верховного Суда Российской Федерации стал более широким: даже ожидание ответа теперь может считаться уважительной причиной пропуска срока.

 

Прокурор города Петропавловска-Камчатского

старший советник юстиции                                                                  А.И. Янин